Аналитики ЦБ предсказали растущую роль «челночного» бизнеса в России

Начавшийся спад в российской экономике при любых сценариях превзойдет по масштабу и продолжительности коронакризисный провал 2020 года, уровень неопределенности по поводу экономической динамики необычайно высок, указано в свежем выпуске бюллетеня Банка России «О чем говорят тренды». Обзор готовит департамент исследований и прогнозирования ЦБ, его мнение может не отражать официальную позицию регулятора.

«Структурная трансформация» экономики в условиях санкционных ограничений будет сопровождаться технологическим регрессом в ряде отраслей; секторы, использующие наиболее современные иностранные технологии или достигшие высокого уровня цифровизации, рискуют пострадать сильнее других, утверждает департамент Банка России. На этой неделе председатель ЦБ Эльвира Набиуллина сказала, что в фазу структурной трансформации и поиска новых моделей бизнеса российская экономика войдет уже во втором — начале третьего квартала.

В частности, аналитики ЦБ поднимают вопрос о производстве высокотехнологичной продукции, обязательно встроенном в глобальные производственные цепочки. «Поэтому даже высокая степень локализации производства может не помочь, в случае если недостающие компоненты уникальны и не могут быть легко заменены на продукцию другого производителя», — констатируют в ЦБ, указывая, что в зоне риска находятся машиностроение и электронная промышленность.

Набиуллина 21 апреля объяснила, что даже более простые отрасли с высокой степенью локализации, такие как швейное производство, могут пострадать из-за нарушений производственной цепи. «Например, пуговицы. Их много где делают. Но вот как предприятия нам говорят, по их оценкам, поиск новых партнеров, [перестройка] логистики может занимать до нескольких месяцев. То же самое, например, с бумажной промышленностью: древесина у нас вся российская, но отбеливающие химикаты были импортными. Сейчас производители переключаются на альтернативных поставщиков, занимаются разработкой собственных химикатов, но [на это] тоже нужно время», — сказала она.

Еще одной характеристикой нынешнего кризиса, по мнению аналитиков Банка России, будет снижение потенциального ВВП страны (это максимальный уровень выпуска при полном использовании всех факторов производства и нормальной загрузке мощностей). До пандемии в ЦБ оценивали потенциальный рост ВВП России в 1,5–2%, однако в минувшем сентябре Набиуллина говорила, что «с учетом реализации структурных мер правительства» потенциальный темп в ближайшие годы составит от 2 до 3%. Уменьшение потенциального ВВП (авторы бюллетеня не уточняют, с какого оценочного уровня) будет обусловлено двумя основными причинами — снижением физических объемов экспорта и потерей эффективности и добавленной стоимости «в результате частичного переключения на <…> менее качественный и более дорогой импорт».

В более долгосрочной перспективе невозможно однозначно судить, замедлятся или ускорятся темпы роста потенциального ВВП России, указывают в ЦБ. Одним из факторов, от которых это будет зависеть, станет способность «импортировать или быстро реплицировать зарубежные технологии, а также создавать свои технологии».

Макроэкономический департамент ЦБ предполагает, что структурная трансформация российской экономики будет проходить через следующие этапы.

Адаптация: поиск альтернативных поставщиков, использование запасов (в том числе финансовых), нарастание проблем из-за нехватки запчастей и сервисного обслуживания. На этом этапе государство должно принять на себя часть финансовых рисков, эффективной мерой общей поддержки послужат снижение налогов для бизнеса и дерегулирование, считают в ЦБ.

Первичная подстройка к новым условиям: на этом этапе (до конца года) могут проявиться вторичные негативные эффекты спада — через спрос, рынок труда и т.д. Резкого роста производства замещающей продукции на данном этапе ждать не стоит, предупреждают в ЦБ. Импульс к росту получат ремонтные и сервисные предприятия.

«В части налаживания поставок от альтернативных зарубежных поставщиков в условиях сохраняющихся ограничений возрастет роль небольших посреднических внешнеторговых компаний и «челночного» малого бизнеса (особенно в потребительском сегменте)», — считают авторы обзора.

«Обратная индустриализация»: индустриализация на основе менее передовых технологий. Производство техники и технологий увеличится, но на более низком технологическом уровне. Занятость в импортозамещающих отраслях будет увеличиваться, а производство — расти опережающими другие отрасли темпами. В то же время важным последствием станет снижение экологичности производства.

Завершение структурной перестройки: на этом этапе возможны локальные технологические прорывы в отдельных направлениях, однако в целом новое равновесие будет достигнуто на менее совершенной технологической базе. Дальнейшая экономическая динамика станет определяться такими переменными, как величина технологического отставания от других стран, возможности масштабного экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью, пропорции между государственным и частным секторами экономики, доля сырьевой ренты в бюджете, повышение или понижение налоговой нагрузки, развитие человеческого капитала и т.д. «В результате того или иного сочетания этих факторов и их взаимодействия между собой потенциальные темпы роста могут оказаться как выше, так и ниже уровня последнего десятилетия, оцениваемого чуть ниже 2%», — указывают в департаменте исследований и прогнозирования ЦБ.

Материалы к статье

Авторы
Теги

Источник: www.rbc.ru

Оцените статью
Поделиться с друзьями
NEWS-RUS.RU
Добавить комментарий