Эксперты увидели «положительный сюрприз» в российской экономике

Свежая порция официальных данных по российской экономике добавила оптимизма относительно величины спада в 2022 году. В частности, Минэкономразвития 31 августа отчиталось о замедлении снижения ВВП в июле (в годовом выражении) по сравнению с июнем. Это означает, что в июле российский ВВП вырос по сравнению с предыдущим месяцем, оценили экономисты.

В марте 2022 года, после введения жестких западных санкций, российские власти и независимые экономисты давали крайне негативные прогнозы по динамике экономического развития России. Минэкономики закладывало спад ВВП на 10% на этот год; аналитики, опрошенные ЦБ в марте, допускали сжатие экономики на 23% при консенсус-прогнозе в минус 8%.

Однако спустя полгода большинство прогнозов скорректировано, так как влияние санкций оказалось менее разрушительным, чем предполагалось. Сегодня финансово-экономический блок правительства не исключает, что в 2022 году спад ВВП составит менее 3%, «где-то 2% с небольшим», по словам первого вице-премьера Андрея Белоусова. В следующем году у России есть шансы получить результат в минус 0,6–0,8%, полагает он.

РБК разбирался вместе с экономистами, насколько реален такой сценарий и почему российская экономика оказалась более устойчивой, чем предполагалось в начале весны.

Последние статистические показатели демонстрируют динамику выше ожиданий. По данным Минэкономразвития, снижение ВВП России в июле замедлилось до 4,3% в годовом выражении после минус 4,9% в июне. В результате по итогам семи месяцев спад составил 1,1% к тому же периоду прошлого года. Экономическая активность поддерживается сохранением роста в добывающей промышленности и положительной динамики в сельском хозяйстве, а также значительным улучшением показателей строительства, пояснили в ведомстве.

Фактически экономика России выросла в июле относительно июня в помесячном исчислении, поясняет главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. «Мы видим тренд на плавное улучшение: для каких-то секторов это замедление спада, например в потребительском спросе, а в каких-то секторах — рост, здесь в лидеры выбилось строительство», — отмечает она.

В июле также наметилась тенденция к оживлению потребительского спроса. Суммарный оборот розничной торговли, платных услуг населению и общественного питания, по оценке Минэкономразвития, замедлил темп снижения до минус 6,3% год к году после минус 6,9% в июне за счет улучшения динамики оборотов розничной торговли и общественного питания. Скорее всего, пик спада потребительского спроса уже пройден, считает первый вице-премьер Андрей Белоусов.

«Мы видим, что тот шок, который был связан с ростом цен в марте и апреле, постепенно проходит. В большей степени это касается продовольственных товаров, в меньшей степени — непродовольственных. Но и там и там постепенно спрос начинает оживать», — заявил он в конце августа на заседании президиума правкомиссии по повышению устойчивости российской экономики.

«Положительный сюрприз» преподнесла и статистика промышленного производства, которое в июле снизилось только на 0,5% в годовом выражении, отмечали экономисты «Ренессанс Капитала» в обзоре от 25 августа, с которым ознакомился РБК. Причина — восстановление в обрабатывающей промышленности, где, по их оценкам, наблюдался рост на 2,3% месяц к месяцу в сезонно-сглаженном выражении.

Впрочем, как предполагает экономист банка «Центрокредит», автор экономического Telegram-канала MMI Евгений Суворов, рост в обработке во многом обусловлен оборонным производством и госзаказами, на что косвенно указывает, например, скачок в группе готовых металлических изделий почти на 30% в июле к прошлому году.

Значительно лучше ожиданий оказались и данные по инвестициям в основной капитал. Во втором квартале 2022 года они выросли на 4,1% в реальном выражении и на 21,2% — в номинальном, сообщило Минэкономразвития со ссылкой на данные Росстата 31 августа. «Это связано с тем, что предприятия, бизнес отреагировали на санкционные ограничения ровно наоборот, чем это предполагалось авторами санкций. То есть вместо того, чтобы бросить инвестиции, наоборот, предприятия стали стремиться завершить инвестиционные программы там, где это могло быть», — утверждает Белоусов.

Впрочем, официальные данные по инвестициям расходятся с негосударственными опросами предприятий. В начале третьего квартала инвестиционный оптимизм бизнеса угас, свидетельствует опрос, ежемесячно проводимый лабораторией конъюнктурных опросов Института экономической политики им. Гайдара. «Инвестиционные планы предприятий, вновь провалившиеся в июне после двух месяцев восстановления, не смогли начать в июле новый цикл роста и остаются в зоне высокого пессимизма», — констатирует заведующий лабораторией Сергей Цухло.

В сфере инвестиций «дно» еще не пройдено — скорее всего, оно придется на первое полугодие 2023 года, полагает директор ИНП РАН Александр Широв. «Тем не менее надо понимать, что инвестиции — это около 20% ВВП, в то время как потребление домашних хозяйств дает около 50%», — отмечает экономист.

«Мы ожидаем, что спад в инвестициях все-таки будет, хотя более умеренный, чем мы планировали и предполагали раньше. Его эпицентр придется на четвертый квартал и, возможно, захватит начало следующего года», — признавал Белоусов 29 августа.

В России после резкого всплеска инфляции весной продолжает действовать дезинфляционный тренд. За последнюю неделю цены снизились на 0,16% (на 0,54% с начала августа). Такая динамика может вывести годовую инфляцию на уровень 14,3–14,5% по итогам августа (после 15,1% в июле), что будет ниже ожиданий, прогнозируют экономисты «Ренессанс Капитала».

Кроме того, позитивные тренды прослеживаются на рынке труда. Реальные зарплаты населения в июне сократились на 3,2%, хотя в мае снижение достигало 6,1%, следует из данных Росстата. Основной вклад в рост зарплат внесли такие отрасли, как добыча угля (+31,3%), сельское хозяйство (+22,6%, в том числе рыболовство — +41,8%), а также производство стройматериалов (+20,8%) и строительство (+19,8%). Смягчение спада произошло на фоне индексации минимального размера оплаты труда на 10% с 1 июня. По итогам первого полугодия 2022 года сокращение реальных зарплат составило 1,3%.

Ситуация с безработицей пока стабильна: она третий месяц подряд держится на исторических минимумах — 3,9% от рабочей силы. Тем не менее существуют риски высвобождения занятых или переводы их в разного рода промежуточные формы — неполная занятость, снижение заработной платы, принудительные отпуска и так далее, предупредил Белоусов. Максимальное количество россиян в зоне риска — 200–300 тыс. человек.

Текущая ситуация действительно дает повод для умеренного краткосрочного оптимизма, полагает главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. За счет внешней торговли удается поддерживать ВВП, а в итоге и занятость, инфляция возвращается к более приемлемым цифрам, отмечает он.

«В 2022 году ожидаем падения ВВП на 3,5%, хотя в зависимости от ситуации прогноз может быть улучшен. В 2023 году прогнозируем нулевой рост ВВП», — говорит Табах.

По его мнению, основная проблема состоит в том, что внутренний рынок пока восстанавливается плохо и бюджет становится все более разбалансированным. При этом на внешних рынках (за исключением нефтяного) велик риск возникновения шока вследствие замедления мировой экономики и под влиянием неэкономических факторов, предупреждает экономист.

Умеренный оптимизм разделяет и Донец: несмотря на то что актуальный прогноз инвестбанка предполагает сокращение ВВП на 4,7% в 2022 году, есть все предпосылки, чтобы улучшить ожидания. «Вероятно, экономика сможет выйти на спад в 2–3% по итогам года», — полагает она.

Вполне можно предположить, что спад экономики России в 2022 году составит менее 4%, а при благоприятных условиях даже менее 3% — 2,8–2,9%, соглашается Широв. К основным рискам, которые могут подтолкнуть к отклонению от позитивной траектории, относится ситуация во внешней торговле.

«Торговля углеводородами вызывает опасения, так как есть проблемы с отгрузкой газа и угля, а также других сырьевых товаров, например металлов. От того, что будет происходить с экспортом, в решающей степени зависит, получим мы 3% спада или больше», — рассуждает Широв.

Эту проблему понимают и в правительстве. По словам Белоусова, из-за того что угольная промышленность попала под эмбарго, правительству следует внимательно наблюдать за ситуацией и предлагать интенсивные меры поддержки экспорта. Как ранее сообщалось, экспорт газа в июне сократился на 40% в годовом выражении. Оценки поставок на внешние рынки из России в разрезе отдельных отраслей не публикуются после введения санкций.

Само наличие рецессии, пусть даже более мягкой, чем изначально ожидалось, сложно назвать сильным поводом для оптимизма, категоричен директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов. По его словам, в данный момент картина очень пестрая: например, в промпроизводстве отраслевой разброс в годовых цифрах по динамике выпуска составляет от минус 60 до плюс 20%.

«С учетом имеющихся оперативных данных по итогам лета разумная вилка ожиданий по ВВП за полный 2022 год — от минус 3 до минус 6%. А на 2023 год — от минус 3 до плюс 0,5%. Здесь роль играет как минимум эффект высокой базы первых месяцев 2022 года», — указывает Куликов.

Позитивные статистические данные, которые сейчас публикуются, не должны приводить к «головокружению от успехов», предупреждает Широв. Россия входит в затяжной кризис, и его факторы растянуты во времени, заключает он.

Авторы
Теги

Источник: www.rbc.ru

Оцените статью
Поделиться с друзьями
NEWS-RUS.RU
Добавить комментарий