Тектонический сдвиг: как изменилась внешняя торговля России в 2022 году

Санкции так называемых недружественных государств против России, контрсанкции Москвы и добровольное прекращение или сокращение торговли западных компаний с Россией привели к фундаментальной реструктуризации отечественной внешней торговли в 2022 году, и этот процесс продолжается. Россия начинала год примерно с 55% экспорта и импорта товаров и услуг, завязанных на недружественные страны. Текущую долю сложно оценить, но в товарообороте она могла снизиться ориентировочно до 45%. Львиную долю из этого составляли поставки нефти и нефтепродуктов в Европу до вступления в силу в декабре общеевропейского эмбарго. Данных за последний месяц года пока нет.

Российские власти весной перестали раскрывать товарную структуру и географию внешней торговли. Но первый замглавы ФТС Руслан Давыдов в октябре сообщал, что экспорт из России за девять месяцев 2022 года составил $431 млрд (плюс 25% к прошлогоднему уровню), а импорт — $180 млрд (минус 16%). Из этих данных следует, что товарооборот в январе—сентябре составил $611 млрд.

Данные основных торговых партнеров России из числа нейтральных или дружественных стран (Китай, Турция, Индия, Казахстан) и озвучивавшиеся Минэкономразвития данные по товарообороту с Белоруссией за девять месяцев свидетельствуют, что совокупный оборот только с этими пятью странами достиг $261 млрд, или почти 43% от общего. В аналогичном периоде 2021 года на их долю приходилось 32,4% российского товарооборота, то есть удельный вес этих стран мог вырасти более чем на 10 процентных пунктов. Следует учитывать, что это приближенные оценки, поскольку данные для расчета собраны из разных источников и не могут быть приведены к единому знаменателю.

Доля остальных нескольких десятков государств — от Египта до Эквадора, — которые не присоединились к антироссийским санкциям, в 2021 году превышала 11% от общего товарооборота России, следует из данных, собранных РБК. Даже если предположить, что она в 2022 году осталась той же, удельный вес нейтральных/дружественных экономик уже повысится примерно до 55%. РБК направил запрос в Минэкономразвития.

Продолжая покупать у России сырье, Запад предоставляет России «покупательную способность и возможность импортировать», скептичен главный экономист вашингтонского Института международных финансов (IIF) Робин Брукс. «Все, что мы пока сделали, — лишь только перераспределили глобальную торговлю», — утверждает он.

Во втором квартале 2022 года Россия зарегистрировала рекордный в своей истории профицит платежного баланса — $76,7 млрд, сложившийся в основном за счет положительного сальдо внешней торговли товарами и услугами — более $90 млрд. Феномен такого огромного чистого притока денег от международной торговли на фоне санкций уже был описан и объяснялся, с одной стороны, увеличением стоимостного объема экспорта российских энергоносителей (а также продолжением неподсанкционных поставок цветных металлов, сельхозтоваров и удобрений), а с другой стороны, сжатием импорта из-за санкционного шока. На этом фоне (и в условиях прекращения закупок валюты по бюджетному правилу) рубль рекордно быстро укреплялся весной, а в июне опускался ниже 53 за доллар впервые за семь лет.

«По стоимости внешнеторгового оборота мы уже обогнали прошлый год. В основном за счет объемов экспорта у нас, вероятно, будет рекордное положительное сальдо торгового баланса. Даже декабрь для энергоносителей общую картину уже не изменит», — сказал «РИА Новости» 30 декабря Давыдов. В 2021 году товарооборот России составил около $787 млрд (экспорт — $493 млрд, импорт — $293,5 млрд).

Однако во второй половине года, несмотря на то что пока сохраняются исторически высокие профициты, ситуация начала меняться не в пользу России. Уже в третьем квартале торговый баланс сократился примерно на четверть к показателю второго квартала — до $68 млрд. В октябре—ноябре баланс товаров и услуг продолжил снижаться, следует из оценок ЦБ. «Резкое снижение импорта товаров во втором квартале 2022 года сменилось постепенным его восстановлением в последующие месяцы текущего года», — отмечал регулятор в декабре. Импорт частично восстановился за счет создания новых логистических маршрутов и развития механизмов параллельного импорта, указывает департамент мировой экономики НИУ ВШЭ в декабрьском мониторинге (есть у РБК).

В то же время приближение европейского эмбарго на импорт сырой нефти из России (а до 2022 года более 55% поставок российской нефти уходило в страны ЕС), установление потолка цен на российскую нефть странами «Большой семерки» (G7) и снижение нефтяных котировок вызвали сокращение экспортной выручки российских нефтяников.

По данным Argus Media, в январе, до начала спецоперации на Украине, на поставки в ЕС приходилось 85% общего объема морских поставок эталонного российского сорта Urals, а в сентябре — лишь 24%. Одновременно Индия увеличила закупки Urals с нуля в начале года чуть более чем до 40% к началу осени, а Турция — менее чем с 5 до 21%. Особенно впечатляющим выглядит рост экспорта российской нефти в Индию по сравнению с 2021 годом. В январе—октябре эта страна ввезла 24,8 млн т сырья — более чем в восемь раз больше, чем за тот же период годом ранее (3 млн т), а в денежном выражении — на $17,2 млрд, в девять раз больше, чем годом ранее ($1,9 млрд), следует из данных индийского Минторга.

Поставки российской нефти в Китай увеличились намного скромнее, но КНР является куда более крупным потребителем российского сырья. По данным таможни КНР, в январе—ноябре 2022 года страна импортировала 79,8 млн т российской нефти (на 10% больше, чем за тот же период предыдущего года) общей стоимостью $54,5 млрд. В ноябре Россия вновь вышла на первое место по поставкам сырой нефти в Китай, обойдя Саудовскую Аравию (которая в августе—октябре опережала Россию). Индия и Китай закупают не только Urals, но и смесь ESPO, которая транспортируется на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона по трубопроводной системе Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО).

С ноября началось снижение морских поставок российской нефти в физическом выражении, которое, по предварительным данным, продолжилось в декабре, отмечает департамент мировой экономики ВШЭ. Bloomberg сообщил о снижении российских отгрузок нефти по морю более чем вдвое на неделе по 16 декабря по сравнению с предыдущей неделей (с 3,5 млн до 1,6 млн барр. в день). «Спад российского нефтяного экспорта, судя по всему, обусловлен нежеланием ряда судовладельцев предоставлять свои танкеры для транспортировки российской нефти», — пишет ведущий экономист по развивающимся рынкам Oxford Economics Татьяна Орлова в обзоре от 22 декабря (есть у РБК). Она указывает, что ряд стран, не присоединившихся к ценовому потолку G7 ($60 за баррель без учета стоимости фрахта до рынка назначения и страховки), приобретают российскую нефть дешевле этого уровня и, таким образом, пользуются возможностью получать услуги европейских компаний (по перевозке нефти, страхованию и т.д.). Скидки, с которыми Индия и Китай покупают российскую нефть, в конце ноября достигали 40% к эталону Brent.

Россия готова пойти на сокращение добычи нефти на 500–700 тыс. барр. в день (5–7%) в начале 2023 года из-за введенного G7 потолка цен, предупредил вице-премьер Александр Новак 23 декабря.

Доллар подорожал к рублю почти на 10 руб. за месяц, до 72 руб., на закрытии торгов 29 декабря. Это является одним из ранних индикаторов того, что российский экспорт нефти существенно снизился в последние недели, отмечает заместитель главного экономиста IIF Элина Рыбакова.

В 2023 году внешнеторговый баланс сократится минимум вдвое примерно с $270 млрд в 2022 году, оценивал в интервью РБК в декабре предправления «ФК Открытие» Михаил Задорнов. Долгосрочные перспективы российского экспорта будут во многом зависеть от спроса со стороны Китая и Индии, эффективности санкционной политики западных стран в области enforcement — принуждения других игроков рынка и стран к присоединению к потолку цен на нефть, размышляют во ВШЭ. Среди рисков 2023 года — высокая вероятность торможения в Китае, Европе и США, «что само по себе приведет к сжатию спроса на энергоносители и сырье», предупреждает экономист ЦМАКПа Дмитрий Белоусов.

Задорнов подчеркивает: то, что страна «заработала» в 2022 году на внешней торговле, невозможно в полной мере куда-то пристроить — держать их в долларах и евро российские компании и государство не могут, а товаров на эту сумму страны-партнеры экспортировать в Россию не могут. «У нас нет товаров, которые можно импортировать из Китая и особенно из Индии в сопоставимых масштабах с российским экспортом нефти, газа, нефтепродуктов в эти страны», — указал банкир.

Действительно, тогда как Индия за десять месяцев 2022 года закупила у России товаров на $28 млрд, экспортировать в Россию она сумела продукции лишь на $2,3 млрд — меньше на 14%, чем в том же периоде прошлого года. В условиях сокращения поставок западного оборудования и технологий главной опорой России стал Китай, нарастивший экспорт в Россию на 13% в годовом выражении в январе—ноябре 2022 года — до $67 млрд. А например, экспорт товаров из США в Россию к октябрю упал в пять раз — до $80 млн, тогда как в январе достигал примерно $400 млн.

Если до военной операции на Украине Китай обеспечивал около четверти российского товарного импорта, то сейчас эта доля должна быть «гораздо выше одной трети, возможно, 40%», говорил в ноябре руководитель Института стран с переходной экономикой при Банке Финляндии Иикка Корхонен. «С точки зрения импорта Россия сейчас если не самая зависимая от Китая страна, то вторая после Северной Кореи», — отмечал экономист. Причем зависимость российской экономики от Китая со временем будет только нарастать, считает Корхонен.

В 2022 году КНР, в частности, увеличила поставки в Россию грузовых автомобилей, экскаваторов и погрузчиков, резиновых шин, насосов и компрессоров (включая турбокомпрессоры для автомобильных двигателей), кранов, задвижек, клапанов и вентилей. На 16% за 11 месяцев года (к тому же периоду предыдущего года) Китай нарастил экспорт в Россию товаров группы 84 (котлы, оборудование, механические устройства: двигатели внутреннего сгорания, нагревательное оборудование, подъемники, металлорежущие станки и т.д.) — до $14,9 млрд.

Однако Китай не может полностью восполнить нехватку поставок западных компонентов и оборудования в России. Поставки в Россию китайских товаров, которые попали в ограничительные списки ЕС или США, растут медленнее, чем поставки продуктов, свободных от санкций, говорил Корхонен в ноябре, — это указывает на то, что либо Китай не производит надлежащих аналогов высокотехнологичной продукции (например, продвинутых микрочипов), либо не готов поставлять их в Россию из-за санкционных рисков или соображений национальной безопасности. Правительство КНР запретило поставки в Россию процессоров Loongson на собственной архитектуре, сообщал «Коммерсантъ» в декабре. Кроме того, целый ряд производителей из недружественных стран собирал компьютеры в Китае и перестал экспортировать их в Россию (например, тайваньские Acer и Asus).

Даже китайский экспорт потребительской электроники в Россию в 2022 году — ниже прошлогодних показателей (в долларовом выражении). Поставки устройств связи, включая смартфоны, в январе—ноябре сократились на 20% в годовом выражении, до $3,7 млрд. Поставки ноутбуков и планшетов за тот же период снизились на 25%, до $1,4 млрд. Негативные эффекты сокращения поставок западного оборудования и технологий, которые не удастся заменить альтернативными поставками или внутренним производством, будут проявляться в средне- и долгосрочном периоде, указывает департамент мировой экономики ВШЭ.

Второй после Китая страной, которая резко укрепила экономическое взаимодействие с Россией, стала Турция. В январе—октябре ее товарный экспорт в Россию вырос в полтора раза к тому же периоду годом ранее, до $6,9 млрд, следует из данных Турецкого института статистики. В октябре Турция обошла Германию по объему экспорта в Россию в долларовом эквиваленте ($1,15 млрд против чуть менее чем $1 млрд) и вышла на третье место в списке крупнейших поставщиков в Россию — после Китая и Белоруссии.

Значительный объем товаров, идущих из Турции в Россию, — это реэкспорт, писала французская газета Le Monde в конце октября. «Грузы из различных стран разгружают в портах Мерсина, Стамбула и Измира, затем помещают в контейнеры, принадлежащие местным компаниям или субподрядчикам, и отправляют по морю в Новороссийск или перевозят грузовиками в Россию через Грузию», — утверждало издание, называя это «брешью в стене санкций».

Уловив особенное значение Турции как транзитного хаба, российские логистические операторы запустили сервисы доставки товаров из этой страны. В ноябре логистический оператор «Деловые линии» объявил о запуске доставки товаров из Турции для физических лиц. В компании отметили, что внедрение услуги связано со значительным ростом числа клиентов в России, которые приобретают в Турции товары как местного, так и европейского производства для собственных нужд. «Сейчас много европейских товаров попадает в Россию именно через Турцию благодаря ее географическому положению, поэтому данное направление особенно востребовано», — сообщали в ноябре в пресс-службе «Деловых линий».

Другой российский логистический оператор, ПЭК, в декабре объявил, что запустил регулярные рейсы для сборных грузов из Турции в Россию. Они доставляются морским транспортом до Новороссийска, а затем автотранспортом — по всей России. ПЭК заявил, что рассчитывает увеличить свой грузооборот между двумя странами в десятки раз до конца 2023 года.

В середине декабря агентство Reuters опубликовало «специальный репортаж», в котором сообщило, что некоторые турецкие фирмы, зарегистрированные в 2022 году, занимаются поставкой компьютерных частей из США в Россию. Компьютерные и другие электронные компоненты на сумму по меньшей мере $2,6 млрд были поставлены в Россию через Турцию, Гонконг и другие подобные хабы в апреле—октябре. Из них по меньшей мере $777 млн — продукция, произведенная западными фирмами, такими как Intel, AMD, Texas Instruments, Analog Devices, Infineon, сообщило Reuters. В свою очередь, газета The Financial Times написала в середине декабря о растущем бизнесе российских «специалистов по импорту», которые ищут лазейки и используют связи и небольшие взятки, чтобы через такие страны, как Турция, Армения, Казахстан, провезти в Россию товар, больше не поставляемый из Европы. Такие схемы лучше работают для потребительских товаров, но гораздо хуже — для таких вещей, как микропроцессоры и серверы, указало издание.

Авторы
Теги

Источник: www.rbc.ru

Оцените статью
Поделиться с друзьями
NEWS-RUS.RU
Добавить комментарий